Логинов рассказал об обыске полицией в отеле сборной на чемпионате мира по биатлону – 2020

0 130

Логинов рассказал об обыске полицией в отеле сборной на чемпионате мира по биатлону – 2020

«Вломились в номер, даже ножик забрали». Почему Логинов больше не хочет такого биатлона
Лидер сборной России готов завершить карьеру, если травля продолжится.

Александр Логинов обещал не давать никаких интервью до окончания чемпионата мира по биатлону в Антхольце. Однако бесцеремонный визит итальянской полиции в шесть утра с проверкой личных вещей изменил мнение чемпиона мира-2020. Саша дал развёрнутое интервью, где был очень эмоционален и даже признался, что задумывается о завершении карьеры из-за травли со стороны IBU и иностранных спортсменов.

Лидер сборной России сильно переживает из-за того, что ситуация отражается на его жене и ребёнке, которые близко к сердцу воспринимают нападки на него. Неужели в IBU добьются своего и всё-таки поломают психологически талантливого российского биатлониста?

— Саша, как оценить всё-таки то, что случилось утром?
— Оценки того, что было, у меня в принципе быть не может. Приходить без десяти шесть утра и голословно не то, что обвинять, а говорить о догадках… Я говорю: «Проверяйте, ради Бога!». Хоть до колесиков сумки! Но в 2020 году изымать компьютеры и телефоны – я этого не понимаю. Причём я предложил посмотреть его, проверить, что угодно, а в итоге я не могу связаться с семьёй.

– Какие основания были?
– Да какие там основания? Сейчас всем известно уже, что из-за истории с чужой аккредитацией, которая была у Кастеровича, в IBU начали подозревать, что он скрывается под чужой фамилией. Якобы он приезжает ко мне, а после этого я бегу… Это голословнее предположения. У меня слов нет. Отказываться от эстафеты я не собирался, мне нечего стыдиться. Я ничего не делал, ничего не употреблял, даже мысли такой не было. У меня к этому презрение. Тем более в 2020 году, когда просто думать об этом противно.

– Насколько важно присутствие Касперовича здесь?
– Мы давно с ним контактируем, у нас хороший контакт именно в тренировочном процессе. Он закрывает мои организационные вопросы, помог на сборе в подготовке. Ему хотелось поддержать ему меня на трассе, поэтому он взял на гонку не свою аккредитацию. Не виню ли я его за это? А что винить? Тем более, что это все голословно. Сдали его или нет, но цель – построить цепочку, что я в 2020 году пытаюсь обманывать таким способом, что Касперович, якобы, прикрывает. Он живёт в соседней комнате со мной.

– Готовы ли к тому, что такое будет происходить до конца карьеры?
– Я уже ничему не удивляюсь сейчас. Видимо, тем самым пытаются ускорить процесс завершения моей карьеры. Значит, наверное, вскоре стоит так и сделать.

– Серьёзно?
– Я уже не молодею, может, кому-то от этого будет комфортно, кому-то так хочется.

– Но вам какое до этого дело?
– В том-то и дело, что нет никакого. Я никогда не скрывается, пусть обыскивают, хоть живут рядом каждый день. Больная тема для меня – телефон забрали, не могу пообщаться с семьей, адрес заполнить. Не говоря уже о покупке билетов. Когда вернут, не знаю, диалог был не очень, переводчик не очень хорошо знал русский.

— Казахстанским спортсменам возвращали три месяца.
— Не знаю, надеюсь, что будет гораздо быстрее.

— Вам обидно, что ваш личный тренер Касперович попался на чужой аккредитации?
— Конечно, это обидно. Я знаю про это. Ещё и штраф за это предусмотрен. Я не поддерживаю это. Но меня берёт злость, до чего это всё дошло в итоге.

— Злости на масс-старт хватит?
— Пока даже не думал о завтрашней гонке.

— Судя по вашему выступлению, утренний визит полиции не сильно на вас повлиял.
— Что бы ни пытались они сделать, на мою форму это никак не повлияет. Грустно, что это влияет на мою жену, которая будет сильнее переживать из-за всего этого.

— Есть ли альтернативные способы связать с ней?
— Пока нет. Понятно, что сейчас буду просить у кого-то телефон, чтобы с ней связаться. Может быть, увижу её чуть раньше. Может быть, даже в ущерб спорту. Я понимаю просто, что сейчас должен быть рядом с ней.

— В IBU считают, что у «Матч ТВ» идёт какая-то пропаганда.
— На самом деле они молодцы, что осветили всю эту историю. Они сделали правильно. То, что выдумали в IBU, вот это неправильно. Я видел это письмо. Это письмо написали в IBU, а потом оно было отправлено в полицию. Журналисты же не просто так раздували это.

— Как проходил визит полиции?

— Когда они вломились, я сидел в трусах в номере. Полиция берёт мой ствол и Гараничева и относит их в сторону. Я сначала не понял, что они делают. А потом понял, что они боятся, что мы что-то сделаем с этим оружием. У меня ещё был небольшой ножик-открывашка. Они и его забрали подальше. Боялись, что мы что-то сделаем с ними, наверное. Они же приехали без десяти шесть утра к преступникам.

— Есть мнение, что если бы СБР сделало аккредитацию Касперовичу, ничего этого не было бы?
— Я в это не очень хочу влезать. Это не совсем моя забота. Они вломились ко мне и сообщили, что здесь мой тренер Касперович с чужой аккредитацией. Я кое как это понял через переводчика. Они заставили Касперовича и его жену с дочкой, которые жили по соседству, тоже выйти из номера.

— Недавно вы предложили иностранным спортсменам, кто до сих вас подозревает, приехать к вам домой и обо всём поговорить. Кто-то уже откликнулся?
— Пока нет. Но я надеюсь, что они поддержат мою инициативу. Я не против провести с ними диалог.

— Сегодня мы общались с главой комитета спортсменов IBU Клэр Игэн. Она сказала, что вы можете к ней обратиться с любым вопросом?
— Спасибо за информацию. Я обязательно это сделаю, говорю совершенно серьёзно.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.